Обложка-книги.jpg
Скачать книгу Pdf

                                                                                       Предисловие

«Если же кто о своих и особенно о домашних
не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного»
1 Тим. 5: 8 
 
Представляемый на суд читателю сборник статей под общим названием «Жизнь Церкви», стал итогом пятилетнего творчества и пристального исследования жизни Русской Православной Церкви за очень обширный период, но особенно статьи протоиерея Александра Федосеева касались аспектов церковного строительства, а зачастую и выживания, в минувшем ХХ веке. Грозный век революций, двух мировых, а для России в трех ее ипостасях, пяти войн, начиная от Русско – Японской войны и заканчивая двумя Чеченскими войнами, принесли Русской Церкви не только неисчислимые раны, но и сонм новомучеников российских. «На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая - по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу - и будет по завету князя Владимира, - как единая Церковь» - Св. Иоанн Кронштадтский. 

За 900 с лишним лет, прошедших со времени крещения Руси, Русская Церковь знала до 1922 года только один великий раскол, потрясший сверху донизу все церковное домостроительство, - старообрядческий раскол XVII века. С тех пор в Русской Церкви никто не думал о возможности нового раскола, но с началом революционных событий в России и церковных нестроений, брожений разных идей и мировоззрений, Русская Церковь оказалась на волосок от гибели, когда ее поразил страшный недуг «обновленческого раскола». Страшный суд, рай и ад обновленцы предлагали воспринимать как понятия нравственные, в этике декларировалось совмещение христианских идей с идеями социализма, в области литургии обновленцы считали целесообразным провести упрощение и сокращение богослужения, призывая к введению григорианского стиля, переходу с церковно-славянского на русский язык, и к вовлечению мирян в богослужение. Но «невозможное человекам возможно Богу» (Ев. Лк. 18:27), Русская Церковь устояла в годину гонений и испытаний, а с началом новейшей истории России, окрепла настолько, что смогла стать краеугольным камнем и жизненным ориентиром для многих русских людей, искавших тихую гавань в водовороте мирских страстей.

Но и с прекращением гонений на Церковь, жизнь внутри Тела Христова не обрела духовного равновесия. После распада СССР, возникла новая опасность церковных расколов – ожесточенному нападению внутренних и внешних врагов подверглась Украинская Церковь, теснимая, с одной стороны, прозелитизмом Ватикана, а с другой стороны, украинскими раскольниками – националистами, желающими послужить не Родине, а Константинопольскому патриархату, влекомых жаждой цезарепапизма. При этом в самой России, после непродолжительного православного ренессанса, морально – нравственный облик общества в целом стал в очень значительной степени деградировать, поэтому приходится с прискорбием наблюдать отход от традиционной для русского человека православной культуры, которая на протяжении многих столетий являлась стержнем русской души, соединявшим собой культурную и социальную жизнь. 

В Русской Церкви начал происходить упадок церковно – приходской деятельности, появился авторитаризм в Церкви, порождающий в своих членах нездоровую духовную и психологическую зависимость, когда главное внимание уделяется вопросам подчинения и послушания тем, кто обладает властью, а не динамичному развитию приходов и благочиний, проповеди Слова Божия и наставления опытных священников своим духовным чадам, остро нуждающимся в поддержке и помощи в суете мирской жизни. Современное общество, как это не печально, весьма далеко отстоит от религиозного единства. В разных обществах понятие «социальной нормы» различное. Церкви стали отводить лишь роль второго плана для удовлетворения «модных и экзотических религиозных стремлений», которые для многих выражаются в древних обрядах, красивых, пышных церемониалах и посещении храма раз в год на большой праздник. Эта теория привлекла многих сторонников, ее поддерживает большинство экуменических журналов, ее приняли социологи, историки, в большинстве своем антиклерикалы, а также средства массовой информации в оценке истории. 

Несмотря на десятилетия атеистического диктата, Православие в массовом сознании подавляющего большинства бывших советских граждан по-прежнему воспринимается как основной этнокультурный элемент, неотъемлемый от социального и духовного бытия нашей нации, зачастую отождествляя Церковь и Государство, что вызывает настоящую ненависть в рядах антиклерикальных представителей либеральной интеллигенции. Хулители Русской Церкви забывают, что Церковь и Государство имеют разные природу и назначение. Отсюда — принцип «взаимного невмешательства» Церкви и государства в дела друг друга: Церковь не должна брать на себя функции государственной власти, а государству не следует вмешиваться в жизнь Церкви, ее управление и вероучение. Такое положение вытекает из различия природы Церкви и государства, их назначения и используемых ими средств, но Церковь не может жить в оторванности от государства, представляющим собой способ существования общества, нации, поэтому нынешняя власть России старается всемерно помогать Церкви, прекрасно осознавая необходимость Церкви, как главнейшего института общества. Так достигается симфония Церкви и Государства, делая взаимно богаче два неотъемлемых члена современного российского общества, неизменно соблюдающих нейтралитет там, где заканчивается общность интересов духовной и светской жизни.

Поэтому сегодня Русская Православная Церковь не пребывает в состоянии упадка, а является главной движущей силой общества, ее совестью и источником патриотизма, о чем в своих статьях пишет протоиерей Александр Федосеев, отмечающий в этом, 2017 году свой 50-летний юбилей, посвященный трудам на благо Русской Церкви, на пользу всего нашего русского народа и великой Родины. Именно поэтому так широк спектр рассматриваемых вопросов в предлагаемых к внимательному прочтению статей протоирея Александра Федосеева, смело расширяющего горизонт интересов священника от догматов и служения Церкви к жизни современного общества и государства, к историческим основам русского мужества и патриотизма. С болью наблюдая дисциплинарно – психологические расколы в Церкви, автор ставит знак равенства между происходящими в государстве и обществе тектоническими сдвигами и церковным единством, подверженного взлетам и падениям вслед за нацией и государством. Хочется пожелать доброму пастырю и талантливому публицисту многих и благих лет, а также помощи Божией в его нелегком труде на благо церковного единства и процветания России.

Максимов В.В.